Сайт dimarshop.ru недоступен

Запрашиваемый вами сайт на данный момент недоступен.

Возможные причины недоступности данного ресурса:

  1. задолженность на абонентском счете (по состоянию на 27.02.2017)
  2. содержимое сайта нарушает правила пользования услугой хостинга
  3. нагрузка ресурса на сервер
  4. домен dimarshop.ru не прикреплен в панели управления хостингом
  5. домен dimarshop.ru прикреплен в панели управления хостингом менее 30 минут назад
  6. домен dimarshop.ru находится на паркинге

Вы являетесь владельцем сайта dimarshop.ru?

Да, я владелец этого сайта Нет, я здесь случайно

Хотите быстро разблокировать сайт?

Произвести экспресс-оплату
За трапезой архимандрит восседал на золоченом, красного бархата кресле барокко времен императрицы Анны. А у меня на картинах нигде нет этих кресел. Не найдешь у меня там ни архимандритов, ни архиереев. Мои монахи — простые. Самые простые. Из простых простые.
Вежливость ничего не стоит, но приносит много.
Пока не лишишься репутации, ни за что не поймешь, что это было за тяжкое бремя, и что такое - истинная свобода.
Я думаю, что демонизация и очернение мужчин в средствах массовой информации – достойный и стимулирующий политический акт, потому что угнетенный класс имеет право на классовую ненависть к своим угнетателям.
Живопись ревнива и не терпит соперниц; она заменяет мне жену и доставляет совершенно достаточно домашних хлопот. Моими детьми будут мои произведения.
Главное, остерегайтесь осуждения близких. Когда только придет в голову осуждение, так сейчас же со вниманием обратитесь: «Господи, даруй ми зрети моя согрешения и не осуждати брата моего».
Русское государство обладает тем преимуществом перед другими, что оно управляется непосредственно самим Богом, иначе невозможно понять, как оно существует.
Слава богу, это пуля не ружейная, не солдатская. (о пуле, извлеченной из его тела перед смертью)
С живого — легко, легко писалось.
Я шёл по дороге с двумя приятелями, вдруг солнце зашло и все небо стало кровавым, при этом я как будто почувствовал дыхание тоски. Я задержался, опёрся на балюстраду моста смертельно усталый. Над чёрно-голубым фьордом и городом висели клубы кровавого пара. Мои приятели пошли дальше, а я остался с открытой раной в груди. Громкий, бесконечный крик пронзил окружающую природу.
Я говорю на эсперанто так чисто, словно там родился.
Мы не можем ждать милостей от природы; взять их у неё наша задача.
Главное - верить.
Встретили люди как-то потного философа и сказали ему: «Почему ты так вспотел?» A он: «С невеждами спорил».
Граница нашего познанья кажется нам достоверной, но единственно, что в ней достоверно, — это наше неведение.